«Строгий, но справедливый» начальник — это беда, а не благо

Начальник строгий и справедливый — это глубоко укоренившийся в российском общественном сознании архетип идеального руководителя. Архетип этот можно считать наследием долгих веков крепостничества, нашей тяжелой и жестокой истории или пережитком большевистской/сталинской диктатуры, проявлением массового «стокгольмского синдрома» или чем-либо иным, но этот архетип доминирует и на вопрос «Каким бы хотели вы видеть своего руководителя» ответ последует примерно такой — «справедливый и строгий». Народ в массе хочет иметь начальника, внушающего страх и трепет подчиненным, но способного вознаградить подчинённых за службу. Я не случайно употребил слово «за службу» вместо «за работу» — дальше будет ясно, почему эта замена носит принципиальное значение.

Чем так плох «строгий, но справедливый»?

1. Мотивация сотрудников

Вот вы лично хотели бы почаще в течение рабочего встречаться со своим «грозным» начальником? Которого побаиваетесь или вообще боитесь? Или наоборот — постараетесь реже попадаться ему на глаза, общаться только когда вызовет?

Когда вы получите поручение от такого начальника — что будет вашим побудительным мотивом в первую очередь? Хорошо выполнить задание? Или выполнить задание так, чтобы вам не нагорело? Вы с удовольствием возьметесь за порученную работу, или будете думать о том, на кого бы переложить часть ответственности, кем бы можно было прикрыться в случае вероятного начальственного гнева?

2. Отношения в коллективе

В коллективе, возглавляемом «строгим, но справедливым», как будут скорее складываться отношения между сослуживцами? Проанализируйте ваш опыт: будут ли отношения между сотрудниками искренними, открытыми? Будут ли работники готовы бескорыстно помочь друг другу даже в ущерб собственному времени? Или наоборот, сотрудники чаще будут скрытными, погруженными в свои заботы, склонными срывать свое настроение на окружающих, особенно, если последние ниже в формальном или неписанном табеле о рангах?

Как думаете, в каком коллективе будет более развито стукачество, доносительство, ревность и подозрительность? В коллективе, возглавляемом «строгим, но справедливым» или обычным человеком, относящимся к своим сотрудникам как равным, как обычным людям, работу которых он должен координировать, вовсе не выступая в роли надзирателя и карателя?

Вот почему выше я написал, что «строгий, но справедливый» вознаграждает за службу, а не за работу. Служба — это когда сотрудник служит начальнику, а не работает на общий результат. Служба, это когда подчиненный мечтает продвинуться по формальной или неформальной служебной лестнице, получить право «доступа к телу», желательно, в любой момент, чтобы настучать на сослуживцев, затоптать конкурентов и возвыситься самому.

3. Результаты работы

Какое предприятие будет работать эффективнее, какому предприятию потребуется меньше людских и материальных ресурсов, времени, какое предприятие будет выпускать более качественную и инновационную продукцию? На это вопрос мировая экономика давно дала ответ — автократии всегда проигрывают технологическую и экономическую конкуренцию. То же и на любом предприятии, в любом учреждении — чванливый надутый руководитель — залог банкротства предприятия, работающего на рынке или гарантия плохих государственных, муниципальных или социальных услуг в бюджетной сфере.

А как же насчет «справедливый»? Ну, если вышеизложенное оставляет еще какие-то надежды на то, что «строгий, но справедливый» всерьез намерен вознаграждать за хорошие результаты труда, а не за «службу», то обратитесь к собственному опыту — вы таких встречали? Надежды на справедливость строгого начальника сродни вере в емелино счастье. Вера в «строгого, но справедливого» — это наша внутренняя интерпретация «стокгольмского синдрома» — зависимости от собственного страха, или, если угодно, как выразился Булат Окуджава — от профессионального внутреннего рабства.

CATEGORIES
TAGS
Share This

COMMENTS

Wordpress (0)
Disqus ( )
Яндекс.Метрика