Три кита стабильной экономики в период пандемии

Отступлю от обычной практики написания подобных статей: сначала формулировка проблемы, обоснование ее важности, обсуждение проблемы и лишь в конце рецепты. Начну с рецептов, а обсуждение и обоснование этих рецептов отложу на вторую часть статьи.

Рецептов – «китов» – три:

  1. Санэпидрежим и противоэпидемические мероприятия, включая дезинфекционный режим (не случайно отдельно его выделяю, эти альфа и омега противоэпидемических мероприятий системно вообще были упущены и сведены к обработке очагов или спорадическим акциям на улицах и в учреждениях.
  2. Адекватное лечение заболевших, пока патогенетическое, раз нет этиотропного. Для этих целей предстоит полностью перестроить существующую систему оказания медицинской помощи инфекционным больным, чтобы вернуть к профильной работе перепрофилированные в спешке под ковид лучшие областные больницы в регионах. Потребуются госпитали, диагностико-диспетчерские центры, самостоятельная система скорой помощи.
  3. Санпросветработа, обучение населения жизни и работе в новых условиях, которые могут существовать долго.

А теперь перейдем к обсуждению ситуации и обоснованию «трех китов».

Нужно готовиться к долгой осаде

Итоги первых 9 месяцев пандемии настораживают: надежды на формирование популяционного иммунитета пока не оправдываются, у перенесших COVID19 и выработавших достаточный уровень IgG нередко титры антител быстро падают в течение нескольких месяцев, эффективность вакцин также еще не доказана – нет достаточного срока наблюдений, что-то прояснится не ранее весны.

Уже допущены тяжелые ошибки с прогнозированием повторных подъемов заболеваемости, в результате никто не подготовился к осенней волне – ожидалось, что ее не будет или она будет слабее весенней. Результат мы видим – «рекорды» побиваются ежедневно по всему миру. Нет никаких оснований считать, что пандемия либо будет обуздана не позднее весны, либо угаснет сама по неведомым нам природным причинам. Прогноз Института им. Р.Коха о двух-трехлетнем периоде тоже может оказаться слишком оптимистичным. Что если пандемия задержится лет на 5? Или 10? Как система здравоохранения, уже сейчас находящаяся в состоянии полупаралича выдержит такую длительную нагрузку? А власть обязана просчитывать и такой вариант. Достаточно сказать, что в прогнозы Минэкономразвития осенний подъем заболеваемости вообще не закладывался – президент сказал, что не будет, значит не будет.

Кроме того, в профессиональном сообществе уже более 2000 специалистов подписало «Меморандум Джона Сноу» (не того из «Игры престолов», а того, который в 19-м веке разобрался с холерой в Лондоне) о том, что никаких научных доказательств формирования коллективного иммунитета при COVID19 пока нет, поэтому ограничения лишь для лиц старшего возраста и безразличие к нарушениям санэпидрежима молодыми людьми (пусть быстрее переболеют, приобретут иммунитет — и покончим с эпидемией) — это ошибочная стратегия, которая ведет лишь к расширению эпидемии, правила должны быть одинаковыми для всех. Означает ли это требование второго локдауна? Нет, не означает, меморандум направлен на прекращение наплевательского отношения к заболеваемости среди молодых и здоровых. Меры профилактики должны быть едины для всех возрастных категорий и вряд ли их можно свести к «самоизоляции».

Пропаганда vs санпросветработа

Огромное число концептуальных ляпов допущено в информационной кампании. Что должно было говорить государство по телевизору, радио, с газетных полос и в Интернете?

  1. Что мы имеем дело с серьезной и опасной инфекцией, но ей можно и нужно противостоять и нормально работать, соблюдая неукоснительно определённые правила.
  2. Разъяснять непрерывно гражданам эти правила.
  3. Честно и взвешенно информировать граждан о принимаемых мерах в разных отраслях (в частности, о медицинских и биологических исследованиях, разработке новых приборов и препаратов, строительстве новых объектов здравоохранения, реконструкции и оснащении существующих объектов и т.д.
  4. Размещать социальную рекламу о том, как правильно соблюдать гигиенические нормы (умываться, носить маску и пр.).

Причем все это говорить абсолютно спокойно, методично – инструктивно, а не истерично.

А что было?

  1. Одни сводки о том, сколько заболело, сколько обследовано, умерло, госпитализировано. Причем все сообщалось так, что мало кто в реальность цифр поверил.
  2. Угрозы за нарушение режима «самоизоляции», ношения масок и пр. Причем угрозы грубые, вызывающие отторжение, а не желание следовать примеру. Население по большей части эти угрозы воспринимало как способ государства выколотить дополнительно деньги с населения.
  3. Никакой социальной рекламы мы не увидели.
  4. Рациональной, обучающей информации практически не было, зато было очень много сбивающей людей с толку информации о том, что «второй волны» осенью не будет, что у нас все вообще в порядке. В результате ковид-диссиденты получали серьезную моральную опору для демонстративного отказа от масок и других СИЗ и вовлечение в такое антисоциальное поведение окружающих, чьи нервы и так были истрепаны еще весенней волной.

Все или почти все сообщалось с истерическими интонациями ведущих, такая информационная кампания усугубляла страхи населения и увеличивала общественную фрустрацию, попросту говоря, накачивала психоз вместо того, чтобы людей настраивать на рассудочное, деловое отношение к эпидемии и обучить жизни и работе в привычном ритме в новых условиях.

То же самое мы слышали 30 лет назад от СПИД-диссидентов: никакого СПИДа нет, это придумано, чтобы нас запугать/зомбировать/контролировать, СПИД не более опасен чем насморк, СПИД – это исключительно проблема однополых наркоманов и т.д. В результате СПИД в России стал чрезвычайно серьезной проблемой, давно перебросившись на обычные семьи. Вакцины эффективной от СПИДа, кстати, так и нет.

 

Медицина и здравоохранение

Давайте разведем эти понятия. Под медициной я имею в виду именно клиническую медицину, которая разрабатывает и применяет методы диагностики и лечения, в данном случае – COVID19. Здравоохранение определим как систему организации медицинской помощи населению (государственную, страховую, частную вместе взятые). Первой скрипкой в здравоохранении всегда  и всюду будет государство, ибо именно государство через законы и прочие правовые акты определяет структуру системы охраны здоровья своих граждан и долю общественного богатства (или долю ВВП), которое будет направлено на здравоохранение. Здравоохранение – это, преимущественно, Public goods, которые создает государство и в которые частный сектор вкладывается постольку-поскольку.

Так вот, медицина с COVID19 в первом приближении разобралась: относительно понятна диагностика, более-менее отработана патогенетическая терапия, коль скоро этиотропные препараты пока получить не удается. Во всяком случае, летальность снижена, вне всякого сомнения, именно благодаря эффективной патогенетической терапии осложнений.

А вот со здравоохранением очевидный непорядок, вызывающий все большее и обоснованное раздражение в обществе. Сбои в системе здравоохранения можно разделить на две категории – очевидные для населения и незаметные для населения, но понятные специалистам. Вторая категория сбоев и является причиной первой группы проблем, вызывающей поток жалоб населения. Население раздражают увеличивающиеся очереди в ЛПУ, задержки с получением результата анализов, трудности и задержки с вызовом врача на дом или скорой, отсутствием медикаментов в аптеках, в ряде случаев – и их становится все больше – неудовлетворительным лечением в ковид-госпиталях, в том числе из-за отсутствия лекарств, плохими условиями в больничных палатах. Очевидно, что система здравоохранения уже сейчас не справляется с нагрузкой, а нагрузка может еще вырасти и значительно.

Системная проблема здравоохранения – недофинансирование, Россия тратит на охрану здоровья граждан менее 4% ВВП – это в 2, 3 и более раз ниже развитых экономик и даже многих развивающихся. Вопросы здравоохранения, в основном, делегированы субъектам федерации, а налоговые доходы перераспределены в пользу федерального бюджета, для Астраханской области соотношение примерно 25:75. Кроме того, в длительный период санэпидблагополучия возникло и было реализовано искушение – сократить инфекционные койки и штаты эпидемиологов, система СЭС и дезинфекционных станций была преобразована, что резко снизило ее эффективность. Чтобы оправдать грубые управленческие ошибки в общество запускаются идеи, что правильно сокращались койки в инфекционных больницах, на случай эпидемии есть другие способы реагирования и т.д. Как показала практика, «другие способы реагирования» не сработали и по ряду причин и не могли сработать.

Органы управления должны, наконец, понять, что эпидемия просто так никуда не денется, она с нами на несколько лет, нет никаких доказательств, что нынешний подъем — последний. Если появится эффективная вакцина — здорово, но об этом мы узнаем в лучшем случае через полгода, когда накопится достаточный опыт и статистика. Пока таких доказательств нет, нужно использовать доступные средства профилактики и заниматься санитарным просвещением, строить систему здравоохранения с расчетом на работу в текущих условиях, а пока мы видим, как она рассыпается.

Строительство госпиталей — отличное решение, хоть и запоздало минимум на 9 месяцев. Систему здравоохранения и санэпиднадзора необходимо срочно перестраивать — вспоминать, как раньше работали. Напомню, что во время Великой Отечественной войны (!) астраханские больницы работали как больницы, госпитали разворачивались в других зданиях (и не надо мне здесь говорить, что это же не были инфекционные — в доантибиотическую эпоху раневая инфекция была куда опаснее нынешнего ковида). Не зазорно открыть старые учебники и посадить современное поколение руководителей эти учебники читать

 

CATEGORIES
TAGS
Share This

COMMENTS

Wordpress (0)
Disqus ( )
Яндекс.Метрика